Подписаться на новости

СтройСмета.Ру - это составление смет для определения стоимости строительства по ТЕР, ФЕР, ГЭСН на всех стадиях проектирования (предпроектные предложения - ПП, проект - П, рабочая документация РД), в соответствии с МДС, СНиП и ГОСТ, что поможет Вам точно составить бизнес план и верно вложить инвестиции.
Главная|Статьи|Лицензия на безопасность
Версия для печати

Лицензия на безопасность

Елена Щедрунова (ведущая программы).

С 1 января 2007 года вступают в силу изменения в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности". В том числе будут отменены лицензии на проведение строительных работ. По этому поводу уже много возмущенных заявлений со стороны руководства практически всех регионов страны, со стороны строительного сообщества. И я думаю, что отмена именно этого вида лицензирования вызывает очень много вопросов у наших граждан, особенно если мы вспомним последний случай гибели рабочих в строительном городке в Подмосковье. Непонятно, что происходит сейчас на строительных площадках, как строят, кто строит, в каких условиях живут эти рабочие, и это сейчас, когда лицензирование не отменено. Что будет с 1 января? Возможно, завесу тайны приоткроет наш гость - первый заместитель генерального директора Федерального лицензионного центра при Росстрое Владимир Владиславович Воеводский.

- Эти изменения точно вступят в силу? Потому что я знаю, что Росстрой уже вышел в Госдуму с просьбой продлить сроки лицензирования. В какой стадии находится этот вопрос?

ВОЕВОДСКИЙ: С формальной точки зрения Федеральным законом номер 80 ("О внесении изменений в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности", Федеральный закон "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" и Кодекс РФ об административных правонарушениях") внесены изменения в закон о лицензировании, которые подразумевают именно отмену с 1 января 2007 года лицензирования трех видов деятельности: непосредственно проектирования зданий, сооружений и строительства и инженерных изысканий для строительства зданий, сооружений. Но я бы здесь предложил не рассматривать буквально, а рассматривать картину в целом. Потому что государственное регулирование строительной деятельности, оно не ограничивается только лишь лицензированием. Есть каскад органов исполнительной власти, которые должны и на сегодняшний день осуществляют контроль за деятельностью организаций при осуществлении указанных видов деятельности, а также непосредственно лицензирование - оно является барьером на входе на этот рынок, - понимая, что в соответствии с Гражданским кодексом деятельность по строительству относится к опасным видам деятельности, которые могут причинить ущерб здоровью, интересам и имуществу граждан.

Здесь, может быть, имеет смысл вернуться на два года назад, когда в Минэкономразвития впервые была сформулирована концепция о том, что ту модель государственного регулирования в строительстве, которая существует, ее необходимо менять. Уже тогда было понятно, что она не справляется. Она решила свои первоочередные задачи.

- Не справляется с чем? Слишком высокий барьер для входа на рынок, и потому нет конкуренции? Или барьер есть, а контроля все равно никакого?

ВОЕВОДСКИЙ: Есть и права и полномочия, но нет той гибкости, которая бы позволяла действительно реагировать на буквально каждое нарушение, при этом оставляя доступ на этот рынок довольно свободным, практически на заявительном уровне. Имеется в виду, что если у организации есть кадры, и машины, и оборудование, достаточные для выполнения заявленных видов работ, чтобы она могла беспрепятственно начать осуществлять эту деятельность.

- Даже если она не имеет опыта подобной работы? Можно купить оборудование, можно набрать строительных рабочих, никогда до этого не занимаясь строительным бизнесом. И что, иди и строй?

ВОЕВОДСКИЙ: Это как раз долго дискутировалось. В разговоре принимали участие профессионалы Росстроя, эксперты Минэкономразвития. Рассматривались две модели. Существует лицензирование в ряде штатов Америки, в Австрии, оно разбито на такие этапы: для начала вам разрешается строить малоэтажные здания; когда вы имеете три года опыта работы, к вам нет принципиальных замечаний со стороны надзорных органов, вы можете свою лицензию расширить; на третьем или на четвертом шаге вы уже действительно можете строить уникальные здания и сооружения в жилищной сфере. А для того чтобы накопить опыт строительства специального, там необходим опыт каждого работника. С другой стороны, модель развитых рынков, где не происходит увеличения или снижения числа организаций, которые имеют намерение осуществлять эти виды деятельности или существуют на этом рынке.

Для рынков развивающихся, для рынков, которые хотят увеличить объем строительства, хотят, чтобы туда направлялись и современные специалисты, и деньги, чтобы этот рынок мог выполнять какие-то задачи, которые государство хотело бы перед ними поставить, для них все-таки такая модель не совсем корректна, даже неприемлема. Поэтому был выработан подход, основу которого я хотел бы в двух словах озвучить. Смысл заключается в следующем: сместить акценты с требований к организациям на требования к объектам и непосредственно осуществлению строительства этих объектов. И в идеале эта модель получалась очень простая и красивая.

- Что это значит на практике? Что такое требование к объекту?

ВОЕВОДСКИЙ: Это технические регламенты, в которых должны были быть сформулированы все обязательные требования к объекту, к процедуре его строительства, его эксплуатации, его утилизации и требования к его отдельным элементам по безопасности. Соответственно, непосредственно к самим организациям предъявлялись бы требования, которые были бы минимальны, а в идеале, к чему сейчас идут, чтобы это были саморегулируемые...

- Заявительный принцип.

ВОЕВОДСКИЙ: Да. И здесь хотелось бы государству передать эту функцию, может быть, в саморегулируемые организации. И это действительно современный подход, когда непосредственно строительные организации сами формулируют требования к своим же коллегам, друг у друга их проверяют и несут консолидированную ответственность друг за друга.

- Можно уточнить, ответственность моральную или материальную тоже?

ВОЕВОДСКИЙ: Именно материальная подразумевается. В проекте закона написано, что основной принцип - это то, что члены саморегулируемой организации несут консолидированную ответственность за каждого своего члена. И плюс вставал вопрос о том, что мы все живем в рыночных отношениях, и должна быть безусловная компенсация определенных видов ущербов. Есть три основных вида ущерба, которые должны быть компенсированы, на взгляд экспертов, поддержанных Росстроем. Это ответственность непосредственно организации перед работниками в случае причинения им вреда или увечья либо, в крайнем случае, гибели их.

- То есть то, что произошло вчера в Подмосковье? Вот такой случай?

ВОЕВОДСКИЙ: Да. Это ответственность перед третьими лицами - как то, что разбиралось недавно на лицензионной комиссии, когда в результате строительства кран повредил автомобили, которые стояли поблизости. Такой специфический случай, он не должен приводить к длительному судебному разбирательству. И третий, наиболее важный момент - это ответственность за качество работ. Это модель, когда есть организации, которые для того, чтобы осуществлять строительство, должны иметь две вещи - быть членами саморегулируемой организации, то есть профессионального сообщества, быть застрахованными и соблюдать технический регламент. И государство контролирует только соблюдение технических регламентов.

- Стройная, вполне логичная модель. Что мы имеем на данный момент?

ВОЕВОДСКИЙ: Закон о технических регламентах был принят в 2003 году. И тогда казалось, что в течение максимум двух лет основные технические регламенты будут выпущены. На сегодняшний день мы с сожалением констатируем, что к этой работе только приступили. Первоначально срок был 2005 год, когда должны были быть разработаны минимально необходимые технические регламенты в строительстве. Срок этот был перенесен в ноябре правительством на ноябрь 2006 года. Всего лишь два технических регламента планируется - о безопасной эксплуатации зданий и сооружений и о требованиях к безопасности зданий и сооружений. Как вы понимаете из названия, они явно не закрывают всю процедуру проектирования, строительства и эксплуатации зданий. И то только проекты этих документов должны быть внесены в правительство в декабре 2006 года.

- То есть мы имеем, если все будет так, как предполагается, отмену лицензирования с 1 января и отсутствие технических регламентов, то есть той части, которую должно контролировать государство. С одной стороны, государство снимает с себя всякую ответственность за ведение строительных работ, с другой стороны, оно проконтролировать это никак не может, потому что нет стандартов контроля, стандартов качества. Так?

ВОЕВОДСКИЙ: Нет законодательной базы для жесткого контроля тех параметров, которые влияют на безопасность зданий.

Здесь надо еще оговориться, что технический регламент регулирует только безопасность зданий. Это, конечно, косвенно влияет на качество, но напрямую на качество технический регламент повлиять не сможет, это тоже нужно учитывать. И здесь возник другой правовой казус: с выходом закона о техническом регулировании все те нормы, которые были обязательны при строительной деятельности, а это определенный ряд ГОСТов и СНиПов - строительных норм и правил, по которым на протяжении 70 лет все строители строили в нашей стране, они начали носить рекомендательный характер, то есть они стали необязательными для исполнения в части, не влияющей на безопасность. И с 2003 года по сегодняшний день уже только в строительных материалах произошла естественная замена от 10 до 12 процентов используемых материалов, из них порядка трех процентов - это материалы, про которые в 2003 году и не знали. Сейчас получается, что, особенно в Москве, строители используют материалы, по которым нет даже рекомендательных строительных норм, как их использовать. Поэтому они фактически строят на свой страх и риск.

- Владимир Владиславович, все, что вы рассказываете, только еще больше пугает.

ВОЕВОДСКИЙ: То же самое произошло и с законом о саморегулируемых организациях. В рамках Госдумы его обсуждение приняло такой затяжной характер, от самого первого его внесения в Госдуму прошло уже порядка пяти лет. Поэтому все это вместе приводит к тому, о чем говорил Юрий Михайлович Лужков, что если просто механически 1 января 2007 года отменится лицензирование, то появится некий правовой вакуум. Когда заработает технический регламент и когда будут реализованы в Градостроительном кодексе нормы, требования к строительным организациям об обязательном членстве и об обязательном страховании? И именно поэтому он говорит, что это решение является как минимум поспешным. Поэтому, обсуждая это и в Росстрое, и на рабочих группах в Минэкономразвития, и в Государственной Думе, все пришли к простому пониманию, что ситуация требует корректировки.

- Хорошо, к пониманию пришли, вышли даже в Государственную Думу. В Государственной Думе пришли к пониманию того же?

ВОЕВОДСКИЙ: В Государственной Думе сейчас профильные комитеты уже, я думаю, заканчивают редактировать проекты внесения изменений в закон о лицензировании именно в части пересмотра срока отмены лицензирования, чтобы закон вот этой логической модели, которую я попытался вкратце изложить, как-то соответствовал и был к ней привязан.

СЛУШАТЕЛЬ: Я из города Саратова, Кудрявцев Алексей Викторович. До какого года будет ориентировочно сохраняться лицензирование? И еще вопрос по поводу внедрения стандартов ИСО 9000.

ВОЕВОДСКИЙ: Наше предложение заключается в том, что минимальный срок переходного периода, который необходим, это два года.

- Начиная с 2007-го, да? То есть вы считаете, что только с 2009 года надо начинать все отменять?

ВОЕВОДСКИЙ: Это переходный период. Должен быть осуществлен плановый поэтапный переход, когда бы вместе эти две модели существовали и не появилось бы вакуума и возможности у нерадивых организаций осуществлять свою деятельность.

Что касается стандарта ИСО 9000, точнее, разработанного на основе ИСО 9000 национального стандарта, да, он является рекомендованным к использованию на территории Российской Федерации. Одним из лицензионных требований на сегодняшний день является требование о наличии системы контроля качества на предприятии. Предприятие самостоятельно должно определять, какую модель системы контроля качества оно выберет. Но при прочих равных предпочтение нужно отдавать все-таки национальным стандартам.

- Вопрос с пейджера: просят пояснить новое положение о лицензировании в области проектирования в архитектурном бюро. Здесь будут какие-то новшества? Может быть, с 1 января вообще отменят всякое лицензирование и все будет абсолютно свободно?

ВОЕВОДСКИЙ: На сегодняшний день подготавливаются новые положения о лицензировании. Там подразумевается, что на первом этапе переходной модели будут исключены все те виды работ, которые не влияют напрямую на безопасность. В проектировании таких работ практически нет, больше это касается непосредственно строительной деятельности. Мы надеемся, что в мае месяце это уже выйдет как постановление правительства.

- Гневное послание на пейджер: "С ужасом вижу, как на тоненькие и не монолитные, плохо сваренные спички-опоры навешивают многотонные 20-этажные громадины домов. Все это может рухнуть. Кто ответит?"

ВОЕВОДСКИЙ: Здесь надо, может быть, поподробнее объяснить о модели государственного регулирования. Лицензирование ограничивает именно доступ на этот рынок. Непосредственно работы на этом рынке контролирует по каждому виду деятельности своя организация. Например, проектную часть проверяет Госэкспертиза. Там есть экспертиза, которая находится в ведении субъектов, и определен перечень этих объектов, и есть Главгосэкспертиза, которая занимается всеми объектами федерального значения, уникальными объектами, объектами особой сложности. Поэтому без проекта строить организация не может. А то, что на сегодняшний день кажется, что на "тонкие спички" нанизывают громадины, ну, мы все можем вспомнить, как в 50-60-е годы строили высотные на тот период здания, и все тоже возмущались и отказывались в них переезжать, считая, что эти здания под дуновением ветра сложатся. Но тем не менее живем до сих пор и радуемся. Наука не стоит на месте.

Непосредственно осуществление самого строительства до сегодняшнего дня контролировал Госархстройнадзор. Эти органы контроля находились в ведении субъектов Федерации. В соответствии с Градостроительным кодексом контроль при строительстве теперь осуществляет контрольный орган, который находится на федеральном уровне, это служба технологического надзора.

- А у службы технологического надзора хватит контролеров на все стройки страны?

ВОЕВОДСКИЙ: Так как она создается не на ровном месте, она использует опыт региональный, я думаю, та численность, которая определена, она минимально достаточна на сегодняшний день.

- Например, в Еврейской автономной области налоговая служба выяснила, что некоторые маленькие строительные компании не имеют не только лицензий, но вообще никаких документов. Как это может быть? Чего тогда биться за эти лицензии, за отмену, за принятие, если их обходят совершенно спокойно?

ВОЕВОДСКИЙ: Деятельность лицензирующего органа не такая публичная. Здесь надо понимать другое, что ведь строительная отрасль именно потому и оказалась на острие пересмотра государственного контроля, что за все годы реформ все-таки, наверное, это единственная отрасль, которая все время добивалась неких внутренних и внешних инвестиций, она все время существовала. Наш анализ по выданным лицензиям, а их на сегодняшний момент порядка 194 тысяч: 82 процента выдано предприятиям малого и среднего бизнеса, более 10 процентов - индивидуальным предпринимателям. И здесь надо понимать, что как раз малый и средний бизнес зачастую - это единственное место приложения усилий в малых городах, в той же Еврейской автономной области. При этом за прошлый год было проведено более 43 тысяч проверок, более чем к 4 тысячам организациям приняты меры по приостановлению действия лицензий, порядка 1600 материалов направлено в суд на аннулирование.

- А за что аннулируют лицензию? Чем грешат нынешние строители?

ВОЕВОДСКИЙ: Это как раз несоблюдение даже тех СНиПов, которые носят рекомендательный характер, это несоблюдение проектной документации, это несоблюдение правил безопасности.

- То есть фактически строительство на собственный лад, так получается? Формально получается так. Вопрос: люди, которые покупают жилье в подобных домах, они где-то могут узнать о том, по СНиПам строят, без СНиПов, проект утвержден или не утвержден? Где эту информацию можно получить?

ВОЕВОДСКИЙ: В Интернете существует сайт, где размещены все организации, весь жизненный цикл лицензий - какие были проверки, какие результаты, какие меры приняты. И очень многие этим пользуются. Можно обратиться в региональную службу, раньше это был Госархстройнадзор, сегодня это служба технологического надзора региональная, и узнать непосредственно там, какие были предписания, как проходило строительство.

Говоря о тех нарушениях, которые существуют, мы просто на них акцентируем внимание, потому что серьезное нарушение в строительстве может привести к необратимым последствиям. Но за кадром остаются 65-70 процентов организаций и строек, к которым замечаний нет. При этом надо учитывать, что ведь очень много замечаний устраняется. Вот в Москве у всех на слуху был "Дон-строй", всех пугали и показывали секретные материалы, что дома сползают в воду, что Воробьевы горы отклоняются. Но меры принимали, и здания стоят.



«Радио "Маяк"» №, Апрель, 2006
 
Rambler's Top100 Rambler's Top100
2005-2017 © ООО «СК»
Проект реализован при поддержке ЗАО «Строй-Консалтинг»
2017 © Разработка и продвижение сайта - SEMPromo