Подписаться на новости

СтройСмета.Ру - это составление смет для определения стоимости строительства по ТЕР, ФЕР, ГЭСН на всех стадиях проектирования (предпроектные предложения - ПП, проект - П, рабочая документация РД), в соответствии с МДС, СНиП и ГОСТ, что поможет Вам точно составить бизнес план и верно вложить инвестиции.
Главная|Статьи|Неправедное давление правом. Авторское право как спецприем конкурентной борьбы.
Версия для печати

Неправедное давление правом. Авторское право как спецприем конкурентной борьбы.

Бизнес, состоящий в регистрации товарных знаков и доменных имен, совпадающих с известными зарубежными брэндами, для дальнейшей перепродажи или сомнительного с точки зрения обычаев делового оборота использования, весьма популярен и абсолютно безнаказан в нашей стране. Похожая ситуация может сложиться в области авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных. В идеале закон должен защищать права добросовестных правообладателей интеллектуальной собственности, исключая подобное некорректное использование приобретенных прав в конкурентной борьбе. К сожалению, существующая действительность весьма далека от идеальной.

Эффективная защита авторских прав является необходимым условием для успешного функционирования рыночной экономики, основанной на коммерческом использовании объектов интеллектуальной собственности. Существующие в России проблемы с правоприменительной практикой по защите авторских прав на аудио- и видеопроизведения, компьютерные программы выражаются в значительных объемах контрафактной продукции, реализуемой на отечественном рынке. Распространение копий объектов авторских и смежных прав без согласия правообладателей представляют собой правонарушения, необходимость последовательной борьбы с которыми не вызывает сомнения.

В российской действительности уже давно существует практика использования исключительных прав для конкурентной борьбы, когда благая цель защиты прав автора на творческое произведение оборачивается сомнительными правовыми баталиями вокруг реальных значительных коммерческих интересов. Хорошо известны случаи патентования в качестве полезных моделей или изобретений известных и выпускаемых конкурентом изделий с последующим предъявлением претензий о нарушении патентных прав.

Сравнительно новым объектом и связанным с ним способом использования исключительных прав в конкурентной борьбе стали права на базу данных для ЭВМ. При этом отрасль сметных программ «удостоилась» чести быть первой в этой области, поскольку прецедентное дело по спору о якобы нарушении авторских прав на базу данных возникло именно здесь.

Что же такое база данных как объект охраны? Согласно закону РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» (далее − закон), «база данных − это объективная форма представления и организации совокупности данных (например, статей, расчетов), систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ». То есть данные в определенной компьютерной форме могут получать правовую охрану с момента их создания в объективной форме.

Если отбросить сложную компьютерную составляющую для понимания сути, то можно обратиться к примеру справочника, содержащего полезную информацию в удобном для потребителя виде. Именно нужная информация в удобном виде (совокупность двух начал) и образует хороший справочник. Справочник может быть коммерчески очень успешным, ввиду удачного, удобного потребителю размещения в нем информации. За коммерческим успехом справочника стоит творческий и кропотливый труд составителей. Справочник, как и база данных, охраняется нормами авторского права. Таким образом, авторским правом охраняется не просто информация, но информация в определенной форме представления.

Споры среди специалистов о наличии или отсутствии творческой составляющей в качестве обязательного условия возникновения авторских прав на программу для ЭВМ и базу данных закончились принятием закона, в котором нашел отражение спорный подход в отношении «творческого критерия». Хотя закон «Об авторском праве и смежных правах» прямо указывает на творческий характер охраняемого произведения, в специализированном законе «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» такое упоминание хотя и содержится в ст. 3, но высказано в форме презумпции. В этом законе указано, что «авторское право распространяется на программы для ЭВМ и базы данных, являющиеся результатом творческой деятельности автора (соавторов). Творческий характер деятельности автора (соавторов) предполагается до тех пор, пока не доказано обратное».

Какие же базы данных пользуются правовой охраной? Может быть, любые, включая тривиальные компиляции из нескольких столбцов цифр, которые может использовать компьютер? Для каких целей законодатель ввел презумпцию творческого характера? Да и возможно ли доказать отсутствие творческого характера в принципе?

Представляется, что отраслевой принцип творческого характера охраняемого авторского произведения должен прямо распространяться и на базу данных как условие возникновения охраны нормами авторского права. Какие-либо презумпции здесь неуместны. В противном случае доведения ситуации до абсурда не избежать, ибо возможно «возникновение» прав, например, на базу данных типа «01» (с последующим отключением телефона у Службы спасения как незаконно использующей данную последовательность цифр в качестве телефонного номера).

Другим важным отправным моментом является вопрос о том, какие действия с базой данных могут совершать третьи лица без согласия правообладателя. Иными словами, что есть нарушение прав на базу данных?

Традиционно нормы авторского права охраняли произведение (как нечто целостное) от распространения в коммерческих целях без согласия правообладателя, т. е. от несанкционированного копирования. Постепенно объем правомочий дополнялся в связи с развитием технологии (например, появилось право передачи произведения по кабелю), но неизменным оставался принцип охраны формы произведения, а не его сути. Иными словами, принципы, заложенные в произведении, не охранялись, а охранялась лишь форма их творческой реализации. Узость такой охраны была несколько компенсирована возможностью получить охрану на часть произведения, если она имела самостоятельный творческий характер. Но наличие собственного творческого характера и возможность использовать в качестве самостоятельного произведения является обязательным условием охраны.

Учитывая данные обстоятельства, следует признать, что основным негативным правомочием (право запрещать другим лицам) правообладателя является право на запрещение несанкционированного коммерческого использования самой базы данных (т. е. формы представления и содержащейся в базе информации). Закон в ст. 10 следующим образом определяет исключительное право правообладателя (т. е. право что-то делать самому и запрещать это делать другим): «Автору программы для ЭВМ или базы данных или иному правообладателю принадлежит исключительное право осуществлять и (или) разрешать осуществление следующих действий: воспроизведение программы для ЭВМ или базы данных (полное или частичное) в любой форме, любыми способами; распространение программы для ЭВМ или базы данных; модификацию программы для ЭВМ или базы данных, в т. ч. перевод программы для ЭВМ или базы данных с одного языка на другой, иное использование программы для ЭВМ или базы данных».

Часть базы данных, являющаяся творческим произведением, может охраняться самостоятельно как база данных. Для этого она должна иметь собственную форму представления данных и собственные данные, а также представлять собой результат творческой деятельности. Аналогией может служить охрана отдельной главы справочника, т. е. некоторой формы представления и самих данных. В данном случае перепечатка или иное несанкционированное распространение главы справочника следует признать нарушением авторского права.

В рамках данной статьи попробуем разобраться, что же предусматривает правовой механизм охраны прав на базу данных в России и каковы предусмотренные законом средства защиты данного вида авторских прав? Иными словами, что нужно сделать для защиты действительно существующего права на базу данных от нарушения?

Как следует из ст. 5 закона, авторские права на компьютерную программу и базу данных возникают с момента создания в объективной форме: «Авторское право действует с момента создания программы для ЭВМ или базы данных в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора».

Какой-либо регистрации базы данных для возникновения права не требуется, но она может по желанию правообладателя быть осуществлена факультативно в Роспатенте. Об этом прямо сказано в ст. 13 закона: «Правообладатель непосредственно или через своего представителя в течение срока действия авторского права может по своему желанию зарегистрировать программу для ЭВМ или базу данных в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности».

Примечательно, что выдаваемое Роспатентом свидетельство о депонировании программы для ЭВМ или базы данных визуально очень напоминает свидетельство на товарный знак или патент. Может быть, поэтому многие специалисты (включая правоприменительные органы − суды) ошибочно считают его правоустанавливающим документом, хотя оно принципиально им не является. При этом проводятся ни на чем не основанные аналогии со свидетельством на товарный знак или свидетельством на полезную модель, которые действительно удостоверяют исключительное право на соответствующий объект.

Удивительно, но бывает достаточно трудно объяснить даже юристам, в т. ч. судьям, что свидетельство о регистрации базы данных не удостоверяет и не может удостоверять ничего, кроме всего лишь факта депонирования материала, поэтому оспаривать свидетельство по аналогии с оспариванием патента абсолютно бессмысленно. Поистине неиссякаема вера в бумагу с гербом в стране Гоголя и Салтыкова-Щедрина. В стране, где придается слишком большое значение красивой бумажке с гербовой печатью, практика выдачи свидетельств о регистрации базы данных любому обратившемуся вызывает противоречивые и, скорее, негативные чувства.

Согласно установленному порядку абсолютно любое лицо может получить свидетельство о регистрации любой базы данных. Для этого всего лишь требуется представить ее для регистрации. При этом действует презумпция авторства (наличия прав).

Правилен ли данный подход для современных российских реалий? Красивая бумажка-свидетельство у некоторых лиц просто возбуждает желание обратиться в суд за защитой нарушенного права, подкрепленного свежеполученной бумажкой. Вопрос о том, имеется ли в наличии результат интеллектуальной деятельности (творчества), или база данных представляет собой примитивную очевидную компиляцию данных, при этом вообще не рассматривается. Есть бумажка – есть право, так рассуждают многие правообладатели.

Вопрос о регистрации базы данных в Роспатенте, представляющей собой суть депонирование, мог бы не обсуждаться всерьез, если бы не сила красивой бумажки, выдаваемой данным ведомством. Некоторые юристы считают, что, поскольку они «зарегистрировали», и ответчик «не оспорил регистрацию», у них есть исключительное право. Доводы о том, что момент регистрации никак не связан с возникновением авторских прав (в силу создания автором произведения в объективной форме) и свидетельство есть не более чем «расписка» депонирующей организации о хранении копии произведения, вызывают праведный гнев и недоумение таких специалистов.

Разумеется, такие специалисты также не желают понимать, что расписка о депонировании не оспаривается (жаль, что не создан специализированный орган по оспариванию свидетельств о депонировании). Следует отметить, что Роспатент, депонируя базу данных, никак не проверяет ее суть, т. е. вопрос о том, является ли депонированный материал базой данных (а не хаотичным набором символов, например), также подлежит установлению.

При обращении в суд с иском действительно действует «презумпция авторства». Причем в существующей судебной практике (пока небольшой по объему) данная презумпция автоматически устанавливает в качестве правообладателя лицо, указанное таковым в свидетельстве. Данный подход не основан на праве, ибо презумпция авторства по закону предусматривает, что в качестве автора (пока не доказано иное) выступает лицо, предъявившее произведение в объективной форме, а не бумажку о депонировании чего-то (что в суд зачастую и не предъявляется).

Так в чем же состоит предмет доказывания в делах о нарушениях авторских прав на базу данных? Истец обязан доказать следующие юридические факты:
1) истцу принадлежат авторские права на конкретную базу данных, т. е. что им создана определенная база данных (еще раз заметим, что регистрация или депонирование базы данных сами по себе не имеют к созданию никакого отношения);
2) ответчик распространяет (продает или иным образом вводит в хозяйственный оборот) базу данных;
3) база данных, распространяемая ответчиком, и есть та самая база данных, права на которую принадлежат истцу.

Предъявляя претензии к ответчику о нарушении авторских прав на базу данных, истец должен безусловно доказать, что ответчик распространяет без его согласия базу данных, права на которую принадлежат истцу. При этом условие того, что авторским правом защищено само произведение, казалось бы, исключает ситуации доказывания «схожести» решений, положенных в основу двух баз данных. Ответ об использовании базы данных должен быть однозначным: либо она использована ответчиком, либо нет.

Казалось бы, простой подход процессуального законодательства, но он оказывается запутанным, особенно если речь идет не о тривиальном тиражировании базы данных (от чего собственно и предусмотрена защита нормами закона), а об использовании самостоятельного объекта, разработанного ответчиком. В этом случае истец старается доказать «схожесть» баз данных (общий подход к организации, наличие отдельных похожих файлов и пр.). Принципиальная ошибочность такого подхода видна со стороны, но бывает (в пылу доказывания) не видна увлеченной стороне.

Важнейшим вопросом в спорах такого рода является доказательство факта несанкционированного коммерческого распространения произведения ответчиком. Такого рода доказательством могут быть счета-фактуры, кассовые и товарные чеки, подтверждающие реализацию базы данных. Доказательства должны исчерпывающим образом демонстрировать, что ответчик распространял именно произведение (базу данных), права на которые принадлежат истцу.

Следует подчеркнуть, что распространение произведения означает распространение его как такового, а не переработанного произведения или части произведения, не пользующейся самостоятельной охраной. В случае если истец располагает приобретенной у ответчика копией базы данных, ее полное совпадение с базой данных, права на которые принадлежат истцу, должно быть наглядно показано. Если вопрос требует специальных познаний (как в большинстве случаев со сложными базами данных), необходимо назначение в установленном процессуальном порядке соответствующей экспертизы. Мнения третьих лиц о том, что им «кажется», что базы данных совпадают, представляют собой не относящиеся к делу доказательства.

Весьма показательным судебным делом о нарушении прав на базу данных стал спор, инициатором которого выступило ООО «Фирма «СтройСофт», предъявившая иск о нарушении прав на базу данных компании − разработчику сметных программ ООО «Центр по разработке и внедрению информационных технологий «ГРАНД» (подробнее об этом процессе – в № 5, 6−7 «ИТС» за 2005 г.).

В суде первой инстанции было вынесено беспрецедентное решение. В суд база данных не представлялась, а демонстрировалось лишь свидетельство о регистрации (депонировании). Как отмечалось выше, депонированный материал не проверяется на предмет того, является ли он вообще базой данных или нет. На просьбы ООО «Центр по разработке и внедрению информационных технологий «ГРАНД» к истцу и суду предъявить базу данных первый отвечал, что демонстрировать ее нельзя, т. к. это «его коммерческая тайна».

Без изучения самой базы данных (не проверив факт ее создания), а также без проведения судебной экспертизы по определению факта использования (ограничившись в исследованиях доказательств письмами третьих лиц − «специалистов», которые, как указал апелляционный суд, возможно, были заинтересованы) суд первой инстанции вынес удивительное по неопределенности решение, запретив использовать − прямо как в русской сказке − «то, сам не знаю что». При этом в пользу истца взыскивалась значительная сумма вполне ныне весомых российских рублей.

Следуя логике решения суда, на следующий день истец мог смело вчинять новый иск. Для этого всего лишь нужно было представить новое свидетельство и другие письма третьих лиц, предъявив претензии о нарушении еще одной «секретной базы данных» для целей получения «компенсации».

Суд апелляционной инстанции исправил ошибку. В частности, им указано на необходимость проведения экспертизы по определению факта использования и недопустимость подмены судебной экспертизы сомнительными заключениями. Во вступившем в законную силу решении суда указано: «Суд апелляционной инстанции считает, что указанное заключение не является надлежащим доказательством использования ответчиком в программе «ГРАНД-Смета» базы данных «Блок обмена данными между сметными системами (АРСП 1.10)», принадлежащей истцу, т. к. обследование по указанному вопросу производилось по заключенному между истцом и ФГУП ЦПС договору от 27 сентября 2004 г. № Э-1-04, что не исключает заинтересованность последних. Кроме того, указанное исследование проводилось в отсутствии представителей ООО «Центр «ГРАНД» и в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие полномочия инженера-консультанта на проведение оценки.

Между тем из представленного в материалы дела заключения эксперта Российского центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации от 30 сентября 2005 г. № 1871/21 следует, что база данных «Блок обмена данными между сметными системами (АРПС, 1.10) в ПК «ГРАНД-Смета» не используется, структура текстового файла, сформированного программой ПК «ГРАНД-Смета», не соответствует структуре и свойствам данных базы данных «Блок обмена данными между сметными системами (АРПС 1.10)».

Следовательно, ООО «Центр «ГРАНД» не распространяет базу данных истца, а использует собственную базу данных, отличную по структуре от базы данных «Блок обмена данными между сметными системами (АРПС 1.10)».

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии нарушений авторских прав ООО «Фирма «СтройСофт» в связи с использованием ответчиком формата обмена сметными данными АРПС 1.10. и, следовательно, отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований».

В иске ООО «Фирма «СтройСофт» было отказано.

Полагаю, что взвешенное решение суда апелляционной инстанции может служить ориентиром для разрешения дел подобного рода. Хотя, конечно, одно из первых громких дел в области защиты авторских прав на базу данных нельзя считать установившейся практикой. Очень хочется верить, что со временем авторские права на базу данных в нашей стране будут использоваться в предусмотренном законом формате. Это означает, в частности, что дела об их нарушениях будут являться средством защиты действительно нарушенного права, а не частью конкурентной борьбы, которая ведется «любыми средствами».


Алексей ЗАЛЕСОВ,
канд. юрид. наук,
начальник юридического отдела
Союзпатента,
Москва



«Информационные технологии в строительстве» №1-2, , 2006
 
Rambler's Top100 Rambler's Top100
2005-2017 © ООО «СК»
Проект реализован при поддержке ЗАО «Строй-Консалтинг»
2017 © Разработка и продвижение сайта - SEMPromo